6 августа 2021
Президент РФ Владимир Путин, комментируя проект финалиста конкурса "Большая перемена", обратил внимание на признание экспертами плюсов совместного обучения мальчиков и девочек. Глава государства в четверг в режиме телемоста связался с "Артеком", где проходит финальный этап конкурса.
"Специалисты сегодняшнего дня считают, что лучше, если девочки и мальчики вместе учатся. Они с большим уважением начинают относиться друг к другу, помогать друг другу в текущей работе. Мальчики поддерживают девчонок, девочки проявляют свои лучшие качества и влияют таким образом на характер своих товарищей-мальчишек", - сказал Путин.
16 июля 2021
Кураторы в колледжах и техникумах будут получать надбавку, как и классные руководители в школах, сообщил в понедельник премьер-министр РФ Михаил Мишустин на совещании с вице-премьерами.
Глава кабмина напомнил, что с сентября 2020 года для классных руководителей введена специальная выплата - 5 тыс. руб. в месяц. "С нового учебного года по решению главы государства такую ежемесячную надбавку к зарплате будут получать и кураторы учебных групп в колледжах и техникумах, соответствующее постановление правительства подписано", - сказал глава кабинета министров.
"Сегодня мы большое внимание уделяем подготовке кадров со средним специальным образованием, они востребованы во всех сферах экономики, создаем для них современные учебные места, чтобы была возможность получать практические навыки. Кураторы передают студентам свои знания и занимаются воспитательной работой, это не только серьезная ответственность, но и дополнительная нагрузка", - отметил Мишустин, добавив, что "важно поддержать таких людей".
23 мая 2021
Квота правительства России для поступления белорусских студентов в вузы РФ в этом году вырастет в два раза - до 700 мест, рассказал РИА Новости министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков.
Он отметил, что белорусские абитуриенты при поступлении в российские вузы имеют такие же права, как и граждане РФ. Они могут поступить в российский вуз на общих основаниях, сдав ЕГЭ. По его словам, так каждый год делают несколько тысяч человек из Белоруссии.
Также Россия каждый год дает квоты для белорусских студентов на бюджетные места, напомнил он. "В этом году будет 700 бюджетных мест, в два раза больше, чем в предыдущие годы", - рассказал Фальков в интервью РИА Новости.
Подписаться на новости:
Подписано: 5201 человек

Советуем посмотреть:


Министерство образования и науки отказалось от идеи обязать школы в рамках антитеррористической борьбы контролировать блоги и странички в социальных сетях, заведенные учениками и учителями. Таким образом, эксперты ведомства учли критические замечания общественности.

Некоторое время на суд гражданского общества был вынесен проект постановления правительства "Об антитеррористической защищенности организаций, осуществляющих образовательную деятельность". В документе, как несложно догадаться, говорится о защите наших школ от терроризма и экстремизма.

Среди предложений, прописанных в проекте, самый большой резонанс вызвала инициатива ввести в школах контроль за поведением учеников и даже учителей в интернете.

По нынешним временам странички в Сети могут рассказать о человеке буквально все: чем он живет и дышит, что замышляет. Ни одна характеристика из отдела кадров не выдаст больше информации, чем Интернет. Поэтому если некий школьник постоянно интересуется, как собрать автомат, а учитель регулярно посещает сайты нацистов, это может стать серьезным поводом, чтобы задуматься. Однако должны ли именно школы следить за своими детьми в интернете?

"Пункты, связанные с мониторингом интернет-активности учащихся и сотрудников, вызывают как минимум недоумение, - написал один из экспертов. - Во-первых, кто и по какому регламенту будет выполнять эту работу? Учителя информатики, на которых чаще всего в школах "сваливается" любая работа, связанная с компьютерами и интернетом? Это не их специфика и обязанность. Во-вторых, сейчас многие пользователи Всемирной паутины имеют аккаунты в нескольких разных социальных сетях, в этих сетях они могут участвовать в десятках и сотнях групп и обсуждений, то есть количество материалов, подлежащих мониторингу и анализу, может в разы превышать количество детей, их родителей и учителей. Объемы работы и трудозатраты оценить в принципе невозможно (и представить, как это делать "вручную", да еще регулярно). Тем более, как уже было отмечено, социальные сети позволяют скрывать активность пользователей от посторонних. В-третьих, системы фильтрации контента, применяемые в настоящее время большинством провайдеров в России для подключения школ к интернету, просто не дают доступ к социальным сетям (как, кстати, и ко многим другим сайтам) - поэтому выйти на ресурсы их пользователей со школьных компьютеров в принципе невозможно. Каким тогда образом сотрудник, в чьи обязанности войдет функция мониторинга страниц учащихся, их родителей и учителей, сможет отслеживать размещаемые материалы? Из дома, со своего личного компьютера, то есть после работы?"

Также независимые общественные эксперты обратили внимание, что ведение статистики посещаемости возможно только при наличии соответствующих технических и программных средств, что есть далеко не во всех школах. При этом оно практически невозможно в тех случаях, когда пользователи выходят в интернет со своих мобильных устройств. "Выводы: предлагаемые меры в части мониторинга и анализа школами ресурсов Сети представляются малоэффективными и требуют дополнительной проработки, с привлечением профильных специалистов и заинтересованных лиц, - написал авторам проекта один из общественных экспертов. - Возможно, имеет смысл переложить большую часть обязанностей на провайдеров, которые предоставляют школам доступ в интернет (тем более, что в большинстве школ отсутствует такая должность, как "системный администратор" - кто тогда будет настраивать и контролировать оборудование с учетом новых целей и задач, опять учителя информатики?). Также имеет смысл поднять тему разработки и внедрения специализированных программных средств, которые могли бы автоматически вести статистику, мониторинг и анализ. Но это невозможно силами самих школ, без привлечения органов исполнительной власти".

В ведомстве на отзывы экспертов ответили лаконично и по-деловому: "с учетом мнения экспертов, органов управления образованием и руководителей организаций, подведомственных Минобрнауки России, пункты касающиеся мониторинга исключены из проекта требований".

В целом проект предлагает разбить школы на три категории, в зависимости от уровня опасности. В учебных заведениях первой, самой опасной категории, появится штатная должность заместителя директора по безопасности. В других заведениях планируется просто назначить ответственных за антитеррористическую работу.

"В проекте требований для каждой организации в зависимости от присвоенной категории определяется необходимый комплекс мер", поясняют разработчики документа. Например, для выявления потенциальных нарушителей, замышляющих что-то плохое, планируется составить психологические портреты учеников и учителей, "склонных к нарушению установленного режима и проявляющих интерес к террористической и иной неправомерной деятельности".

В самих школах предполагается усилить общий контроль и пропускной режим. В каждом образовательном заведении составят паспорт безопасности. Там, где мало или совсем нет камер наблюдения, их поставят. В целом планируется создать целую инфраструктуру безопасности. Кроме того, в документе прописана "организация работы с родительским активом по недопущению детей в экстремистские и террористические организации, проведение разъяснительной работы среди обучающихся и работников организации о необходимости безотлагательного информирования руководства организации и правоохранительных органов о выявленных фактах террористической и иной противоправной деятельности лиц". Иными словами, если ребенок в семье вдруг стал тянуться к экстремизму, родительские комитеты постараются принять меры, чтобы он не зашел слишком далеко.

Источник:

 

http://www.eduhelp.info/page/za-socsetjami-uchenikov-shkoly-ne-budut-sledit